Историзм

Истори́зм — один из основных принципов диалектического подхода к изучению природы и общества, обязывающий рассматривать предметы, явления, события в их возникновении и развитии в связи с конкретными историческими условиями, породившими их. Чтобы подойти научно к решению вопросов общественной жизни, самое важное «это — не забывать основной исторической связи, смотреть на каждый вопрос с точки зрения того, как известное явление в истории возникло, какие главные этапы в своём развитии это явление проходило, и с точки зрения этого его развития смотреть, чем данная вещь стала теперь»[1].

Марксистский диалектический метод рассматривает все явления и события в их внутренней связи, в процессе их взаимодействия. В мире нет изолированных явлений, каждое явление связано с другим. Поэтому понять какое-либо явление, событие можно только при условии исторического подхода к нему, при рассмотрении той конкретной исторической обстановки, с которой это явление или событие связано.

«Весь дух марксизма, — пишет В. И. Ленин, — вся его система требует, чтобы каждое положение рассматривать лишь (a) исторически; (b) лишь в связи с другими; (g) лишь в связи с конкретным опытом истории»[2].

Марксизм-ленинизм учит, что без исторического подхода к общественным явлениям невозможно существование и развитие науки об истории, ибо только такой подход избавляет историческую науку от превращения её в хаос случайностей и в груду нелепейших ошибок.

Зачатки историзма имелись во взглядах западноевропейских социалистов-утопистов, в частности у Сен-Симона. Исторически, в определённой, хотя и в извращённой абстрактной связи с историей, пытался рассматривать явления Гегель. Но историзм Гегеля был построен на ложной идеалистической основе и обращён только в прошлое. Гегель пытался выдать Пруссию за вершину общественного и исторического развития, провозглашал вечность монархии в её конституционной форме.

Наиболее глубоко во всей домарксистской литературе принцип историзма развили русские революционные демократы. В работах В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова имеются прекрасные образцы исторического подхода к явлениям литературы, к оценке исторических событий и т. д.

Марксистско-ленинский принцип историзма в корне противоположен методологии буржуазной социологии, антиисторической и метафизической в самой своей основе. Буржуазная социология XIX-XX вв. выступает с прямым отрицанием принципа историзма и отвергает закономерность в развитии общества (неокантианская школа и другие). Враждебное отношение идеологов буржуазии к принципу историзма вызвано тем, что объективное изучение явлений общественной жизни в их связи с породившими их условиями неоспоримо доказывает исторически преходящий характер капиталистического общества, его неминуемую гибель. Марксистско-ленинская наука сознательно и последовательно проводит принцип историзма при изучении и оценке каждого явления природы и общества. Марксистский историзм является средством правильного, объективного отражения действительности; ему в корне чужда подмена конкретного изучения явлений и событий абстрактными, безжизненными схемами. Марксистский историзм отвергает всякое искажение действительности, тенденциозное освещение фактов прошлого вне и независимо от тех конкретно-исторических условий, при которых они имели место. К. Маркс и Ф. Энгельс, руководствуясь принципом историзма, научно доказали временный, преходящий характер капиталистического строя, исторически неизбежную победу коммунизма.

Коммунистическая партия всегда осуждала и разоблачала отступления от принципа историзма. В начале 1930-х гг. ЦК ВКП(б) разоблачил антиисторическую концепцию так называемой «школы» М. Н. Покровского, которая извращённо толковала исторические события, освещала их с точки зрения сегодняшнего дня, а не с точки зрения тех условий, в обстановке которых они происходили, и тем самым искажала действительную историю. В 1950 году партийная печать разоблачила антиисторическую оценку ряда национальных движений в России, в частности движения Шамиля на Кавказе, которое превратно оценивалось некоторыми историками как прогрессивное. В действительности движение Шамиля носило реакционный характер, т. к. было направлено на отрыв Кавказа от России, что противоречило коренным интересам кавказских народов; оно поддерживалось Турцией и инспирировалось Англией, заинтересованной в ослаблении позиции России в этом районе.

Принцип историзма направлен также против начётничества в понимании самого марксизма, против догматического подхода к марксизму, против отрыва теории от практики, отрыва положений марксизма от тех конкретно-исторических условий, к которым они относятся и в которых они являются правильными. Марксизм не признаёт неизменных выводов и формул, обязательных для всех эпох и периодов. Марксизм как наука развивается и совершенствуется, обогащаясь новыми выводами на основе обобщения новых данных науки и нового опыта классовой борьбы пролетариата и развития истории в целом.

Так, например, в 40-х гг. XIX века, когда не было ещё монополистического капитализма и капитализм развивался более или менее плавно по восходящей линии, а закон неравномерности развития не мог ещё действовать с полной силой, К. Маркс и Ф. Энгельс пришли к выводу, что социалистическая революция не может победить в одной какой-либо стране, что она может победить лишь одновременно во всех или в большинстве цивилизованных стран. В начале XX века, в новых исторических условиях, когда капитализм домонополистический перерос в капитализм монополистический, когда капитализм восходящий превратился в капитализм умирающий, когда война вскрыла неизлечимые слабости мирового империалистического фронта, а закон неравномерности развития предопределил разновременность созревания пролетарской революции в разных странах, В. И. Ленин пришёл к выводу, что социалистическая революция вполне может победить в одной, отдельно взятой, стране, что одновременная победа социалистической революции во всех странах или в большинстве цивилизованных стран невозможна. Таким образом, оба эти вывода правильны, но не безусловно, а каждый для своего времени. Победа социализма в СССР полностью подтвердила ленинскую теорию, показала её правильность для новых исторических условий.

До Февральской буржуазно-демократической революции 1917 года в России марксисты всех стран считали, что парламентская демократическая республика является наиболее целесообразной формой политической организации общества в период перехода от капитализма к социализму. Русская революция 1905—07 гг. и особенно революция в феврале 1917 года выдвинула новую форму политической организации общества — Советы рабочих и крестьянских депутатов. В. И. Ленин на основании изучения опыта двух революций в России, исходя из теории марксизма, пересмотрел старую установку и пришёл к выводу, что наилучшей политической формой диктатуры пролетариата является не парламентская демократическая республика, а республика Советов. Открытие В. И. Лениным Советов как наилучшей государственной формы диктатуры пролетариата вооружило Коммунистическую партию ясной программой в борьбе за установление диктатуры пролетариата.

Ф. Энгельс указывал, что после победы социалистической революции государство должно отмереть. И. В. Сталин, развивая дальше марксизм, показал, что формула Ф. Энгельса является правильной для определённых условий — условий победы социализма во всех странах или в большинстве стран, но она неприменима к тому случаю, когда социализм побеждает в одной, отдельно взятой, стране, а во всех других странах господствует капитализм. В этих условиях страна победившей революции должна не ослаблять, а всемерно усиливать своё государство. Стало быть, обе эти формулы правильны, но не абсолютно, а каждая для своего времени.

Марксистско-ленинский принцип историзма имеет огромное значение для практической деятельности партии пролетариата. Исторический подход к явлениям раскрывает перспективы развития, неодолимую силу нового и закономерность его победы над старым.

Литература

  • Большая Советская Энциклопедия / Гл. ред. Б. А. Введенский. — 2-е изд. — М.: Большая советская энциклопедия, 1953. — Т. 19. — С. 3—4.

Примечания

  1. В. И. Ленин Полное собрание сочинений. — 4-е изд. — М.: Госполитиздат, 1948. — Т. 29. — С. 436.
  2. В. И. Ленин Полное собрание сочинений. — 5-е изд. — М.: Политиздат, 1970. — Т. 49. — С. 329.